ГлавнаяИнформационные ресурсыЭлектронные информационные ресурсыРесурсы Национальной библиотеки БеларусиВиртуальные проекты, выставки и коллекцииВиртуальные проекты библиотекиВиртуальное путешествие с Янкой МавромПутешествие на Огненную Землю (повесть «Сын воды»)
Путешествие на Огненную Землю (повесть «Сын воды»)

Путешествие на Огненную Землю (повесть «Сын воды»)

Морские люди

Третий день лютует буря. По-осеннему холодный дождь сыплет без передышки, хотя лето в самом разгаре: декабрь месяц. За густой завесой дождя укрылись горы, только неясно чернеют очертания ближайших скал. Наверху свищет ветер, слышен далекий рев моря, но здесь, в узком коридоре между двумя высоченными скалами, более-менее тихо. Иной раз и сюда ворвется ветер, загудит, завоет, как затравленный зверь, прогонит по узкой полоске воды стайку волн – и умчится. А потом снова спокойно, только дождь булькает по воде да наверху свищет ветер.

Третий день, забившись в эту щель между скалами, стоит лодка Тайдо. Половина ее надежно укрыта от дождя травяным навесом. Тут и разместилась вся семья Тайдо: жена, девятнадцатилетний сын Манг и двое младших – девочка лет десяти и шестилетний малыш.

С другой стороны, где навеса нет, дождь хлещет прямо в лодку.

– Выливайте воду! – время от времени приказывает отец.

И тогда дети черпаками и просто пригоршнями принимаются выплескивать воду за борт.

И так уже третий день.

Вы, вероятно, подумаете, что это какие-нибудь неудачливые путешественники, которых дождь застал в дороге и которые ждут не дождутся конца ненастью?

Нет, это обычная семья в самой обычной обстановке. И торопиться им некуда: они у себя дома. Конечно, и они хотят, чтобы дождь поскорее перестал, но это их не особенно беспокоит, потому что и дождь этот – тоже обычное явление. И зимой и летом – всегда он по-осеннему холодный и затягивается иной раз на несколько недель.

Только и разницы между летом и зимою, что летние месяцы здесь немного теплее, чаще бывают солнечные деньки да раз в год соберется гроза с громом и молнией, а зимой вместе с дождем частенько идет и снег. Морозов же, таких, как у нас, здесь нет.

Наверху, в горах, морозы бывают, снег там не тает и летом, а по склонам ползут вниз ледники. Но это наверху, а здесь, у самой воды, можно сказать, все время стоит осень.

Вот почему Тайдо и его семья были спокойны и не чувствовали себя несчастными.

Народ этот, фуиджи, как зовут его европейцы, с давних пор живет в западной части Огненной Земли и на ближайших островах – в районе Магелланова пролива. Если бывают люди гор, степей, люди лесов, то фуиджи – это люди моря. Они рождаются, живут и умирают на воде, на море.

Живется им, конечно, несладко. Почему же тогда они выбрали именно такой образ жизни?

Да потому, что на земле еще хуже. Лучше всю жизнь ощущать под ногами зыбкое дно лодки, чем сидеть на голых камнях среди воды. Потому фуиджи навсегда связали свою жизнь с водой.

И на всем их облике лежит отпечаток этой необычной жизни.

Оттого, что все свои дни фуиджи проводят скорчившись в лодке и не могут размять затекших членов, тело у них какое-то мягкое, пухлое, круглое, словно раздутое, а ноги тонкие и хилые. Особенно заметно это у маленьких детей – они похожи на пузыри, в которые воткнуты тонкие прутики.

Цвет кожи грязно-желтый, лицо широкое, глаза узкие, а нос ровный, прямой, даже красивый. Волосы черные, длинные, спускаются вниз, как кора, и если бы их не вырывали спереди, человек и свету не видел бы.

Несмотря на холодный климат, Тайдо, его жена и дети были голые, но у каждого свисала с шеи шкура какого-нибудь морского животного – моржа, морского котика. Эти шкуры служили не одеждой, а только защитой от ветра: ими прикрывали тот бок, откуда дул ветер, а другой бок оставался голым.

Тут же, в лодке, было и все имущество семьи: глиняные горшки, плетеные мешочки, ножи, оружие. Утварь была самая разная: и из камня, и из кости, и из морских раковин. Как-то попал сюда ржавый железный топор. Да что топор, тут был даже длинный кусок железа с крюком на конце и с дырками посредине – наверно, с какой-нибудь стройки. И настоящее богатство – два железных гвоздя.

Однако больше всего семья Тайдо дорожила очагом. Посреди лодки, довольно широкой, была насыпана земля, и на ней раскладывался огонь. Сейчас он едва тлел и не давал ни света, ни тепла. «…»

Лес был тоже какой-то странный. Он как будто съежился от холода, и в то же время здесь преобладали буковые и миртовые породы, которые произрастают только в теплых краях. Такова уж природа этого уголка земли, что не разберешь, холодный тут климат или теплый. «…»

Подводный лес

Большинство фуиджи держится в южной части архипелага, куда никто из чужих не заглядывает. Нельзя сказать, чтобы они так уж боялись случайного путешественника. Причина тут другая: там, где не бывает белых людей с их ружьями, обычно собирается разное зверье и особенно птицы. А среди них встречаются и такие, что повкуснее пингвинов. «…»

Кроме того, оказалось, что прямо под ними в воде растет целый лес, а в том лесу водится уйма «дичи».

Впервые заметили это во время отлива. Когда вода спала, в ней стали видны раскинутые вширь ветви. Это была не морская трава, а настоящее дерево, с ветвями толщиной в руку, с длинными узкими листьями. Эти листья, каждый по метру длиной, шевелились, извивались, будто змеи. Ветви разрослись так густо и широко, что все дно заливчика было покрыто непролазной чащей.

А между тем это было одно-единственное дерево со стволом в полметра толщиной. Такие деревья-водоросли, по названию фукус, довольно часто встречаются и в северных морях, но только здесь достигают такой величины: иной раз одно дерево занимает пространство метров двести в ширину.

Когда мужчины полезли в воду и приподняли одну небольшую ветвь, на ней оказалось столько разного добра, что и у детей, и у взрослых потекли слюнки. Чего тут только не было! Ракушки, моллюски, маленькие рачки, медузы, анемоны, разные червячки, - одним словом, все, чем любили лакомиться наши фуиджи.

– Смотрите! Смотрите! И крабы! – весело закричали дети.

И верно, в разветвлении дерева разместилась целая семья крабов. Старый краб зло поглядывал на людей, раскрывая и закрывая свои страшные клешни, но его тут же схватили и разбили о лодку.

– Еще один! – крикнул Кос, снимая другого краба. Потом нашелся и третий.

Эти огромные раки настолько вкусны, что Манг не задумываясь запустил зубы в сырое мясо.

– Вы только посмотрите, что делается в воде! – сказала Мгу.

А в воде была настоящая каша: такого обилия рыбы, особенно мелочи, никто из них даже не видел. Старая рыба выбрала этот уголок, чтобы откладывать здесь икру. Лучшего места для этой цели нельзя было и придумать: скалы надежно укрывали заливчик от морских волн и рыба спокойно плодилась в лесу. Не случайно и птицы облюбовали это местечко.

Это был какой-то совсем особый мир. Всем тут находилась пища. Сильные поедали слабых, однако население от этого не уменьшалось. Всем давало приют гостеприимное дерево. Если б они не пожирали друг друга, тут невозможно было бы повернуться. И вот в этот сказочный мир вторгся человек. «…»

(Янка Мавр. Повесть «Сын воды». Перевод с белорусского В.А. Жиженко. Художник Ю.К. Зайцев)

Краткая справка об Огненной Земле