ГлавнаяИнформационные ресурсыЭлектронные информационные ресурсыРесурсы Национальной библиотеки БеларусиВиртуальные проекты, выставки и коллекцииВиртуальные проекты библиотекиВиртуальное путешествие с Янкой МавромПутешествие по белорусскому Полесью (повесть «Полесские робинзоны»)
Путешествие по белорусскому Полесью (повесть «Полесские робинзоны»)

Путешествие по белорусскому Полесью (повесть «Полесские робинзоны»)



Лесное море

«…» Хлопцы неподвижно сидели друг против друга, словно аисты в гнезде, и поглядывали то на дно лодки, где было пальца на четыре воды, то в глаза один другому.

Борта челнока, и без того невысоко поднимавшиеся над водой, осели еще больше. И еще более опасным стало теперь каждое движение путешественников.

А вокруг расстилалось необъятное взбаламученное море. Позади уже едва виднелся берег, от которого они удалялись, а впереди, далеко-далеко, вырисовывался лес, приковавший внимание Мирона. Летом там кончалось озеро и начиналось непроходимое болото, сейчас залитое водой. Воде не было конца-краю, и на всем этом просторе лишь кое-где то группами, то в одиночку виднелись верхушки кустов и деревьев.

Погода стояла тихая, теплая. Весеннее солнце грело уже как следует. Деревья зазеленели. Шел второй паводок на Полесье в этом году: первый был с месяц назад, – с льдинами, заморозками. После него недели две держалась настоящая теплая весна. Вода почти сошла. Но потом снова начались дожди и снегопады. Неделю назад кончилась и эта непогода. В других местах приступили к пахоте, а то и к севу, но в этой низине все еще собиралась вода с далеких окрестностей, особенно с севера. «…»

Сокровища природы

«…» Тихо шли они по лесу, внимательно оглядываясь вокруг. За недолгое время их жизни на острове природа совсем преобразилась. Листья на деревьях погустели, трава поднялась. Казалось, и птиц стало больше, громче раздавались их голоса. Вот пинькает лиловогрудая сойка, вот заливается черный дрозд, свистит желтая иволга, барабанит по стволу дятел. Зашевелились разные козявки, а в тени слышится неприятный звон комаров. Кое-где перепрыгивают с ветки на ветку белки.

– Эх, если б еще орехов найти! – сказал Мирон.

– Держи карман... – улыбнулся Виктор. – Не на каждом шагу такое случается, брат ты мой. Даже если б нашли еще дупло, вовсе не значит, что в нем обязательно будут орехи: могла и белка съесть их за зиму.

Тут на дереве мелькнуло какое-то новое животное, немного похожее на белку, только тоньше и длиннее ее. Цвет шкуры был рыжий с белыми пятнами.

Мирон мельком глянул и спросил:

– А это не белка?

– Тсс! – шепнул Виктор и придержал товарища рукой. – Это горностай!

– Неужели он такой жалкий?

– Зимою он белый, а сейчас меняет зимний наряд на летний. Самое главное отличие его – конец хвоста, который всегда бывает черным.

Горностай тем временем исчез. Мирон пренебрежительно пожал плечами:

– А я думал – горностай невесть что. Раньше никто, кроме царей и князей, не смел носить горностаевые мантии.

– Пожалуй, если бы цари присвоили себе исключительное право на лапти, то и лапти считались бы самой роскошной и модной вещью, – усмехнулся Виктор.

Потом они наткнулись на ежа. Почуяв опасность, зверек сразу свернулся клубком. Ребята подошли и начали обсуждать, что с ним делать.

– Если б мы могли сейчас же отправиться домой, в город, взяли бы с собой, а так зачем он нам? Есть-то его, пожалуй, нельзя, – с сожалением сказал Виктор.

– А надо бы и его как-либо использовать, – задумался Мирон. – Могут, например, пригодиться иглы.

– A знаешь, что? – спохватился Виктор. – Если взять его шкуру и обернуть ею конец дубины, получится такая булава, что с нею хоть на медведя иди!

– Вот видишь!

– Но ведь жалко убивать его! – вздохнул Виктор. Однако пришлось убить. К клюкве и змеиной коже прибавился еж. С этой добычей друзья и вернулись домой. «…»

…Особенно бросилось в глаза скопление не то травы, не то кустов с большими красивыми золотисто-желтыми цветами на склоне холма, под охраной деревьев. Подойдя ближе, друзья увидели, что некоторые стебли достигают двухметровой высоты. Листья продолговатые, толстые, словно смазанные жиром. От цветов шел крепкий запах. Казалось, будто растение это здесь – случайный гость.

– Интересная штука! – произнес Виктор и тронул рукою сначала лист, потом цветок. – Словно фикусы или рододендроны, что иногда растут в комнатах, в горшках. Да и запах такой, что можно одуреть. Мирон смотрел на растение с каким-то волнением.

– Да, – сказал он наконец, – это азалия, или, как говорят в народе, «божье» деревце. Читал я о ней и даже удивлялся, почему ее так уважают. Наш профессор Адамов специально ездил в какой-то уголок Белоруссии, чтобы исследовать азалию. Описал подробно: и какие соседи рядом с ней, и какой камушек под ней, и каким клином она разместилась, и план составил, и сфотографировал, и даже срисовал. В конце концов возбудил ходатайство, чтобы оградить и охранять ее. «…»

(Янка Мавр. Повесть «Полесские робинзоны». Перевод с белорусского А.Е. Миронова. Художник Ю.К. Зайцев)

Краткая справка о белорусском Полесье